воскресенье, 20 октября 2013 г.

Осенняя кантата. Романтический альбом. С. Гончаренко


Бывает, события снов становятся вдруг воплощением реальности; иной раз и реальность становится сном... "Осенняя кантата" - романтический альбом, короткая история большого и яркого чувства. В основе этой истории - иллюзии, грёзы, сны, переплетающиеся с реальностью.


Посвящается … осени 2013 года… 


"...Так поражает молния, так поражает финский нож!.." (М. Булгаков, "Мастер и Маргарита")


1.      ВЕЧЕР ПЕРВЫЙ



Ночь на город – чёрным шёлком

Опустилась. Мы – за ней.

На Никитской мы стояли

В позолоте фонарей.



Дождик капал, капал, капал.

Объясниться нету сил,

И меня с попутным ветром

Ты в дорогу отпустил.



И на зонтике раскрытом

Я летала над Москвой.

Сердцем был восторг испытан.

Этот вечер – только мой.



Сок вишнёвый рдел в бокале,

Точно красное вино.

На Никитской мы стояли…

Это было так давно…




2.      ***


Шёлковые волосы

Цвета шоколада.

На окошках крокусы.

В чашках чай – услада.

Время нежно плавится

На земных просторах.

Бабочка-красавица

В сердце Сальвадора…




3.      ДВОЕ



Шёлком нежных рук касанье,

Силой страсти – жар объятий,

Шоколадом сладким тает

На губах любви лобзанье…



Первый день и день последний:

Двойка – роковая цифра

Для в Москву влюблённых теней.

Двойка будет тайным шифром.



Двое – встреча с расставаньем.

Два пути: какой же выбрать?

И за пламенным признаньем

Расставанье – будто выдох…



Для любви есть только двое.

Встречу два венчают дня.

Два часа, и рвутся с боем

Сердца два – и ты, и я.



Рас-ставанье: раз! и точка.

Или: раз! тоска и грусть?..

И летят скупые строчки,

Те, что помним наизусть…




4.      ***


Поезд разлуки.

Вагоны печали

Тоннами катятся вдаль.

Разве мы знали,

Какие же муки

Ждут нас на станции «Сталь».



Хрупкая встреча.

И город свиданий

Дымкой растаял, как сон.

В час обещаний

Прощальные речи

Гул оборвал или стон…




5.      ТРУДНЫЙ ВОПРОС



Жизнь разделилась на «после» и «до».

Тут гомерический смех не помощник.

Так, человек, циферблата заложник,

Кружится весь в суете от и до.



Что же случилось? Зачем же мне это?

Всё ведь и так полной чашей дано.

Листья танцуют вкруг нас менуэты.

Господи! как же мне выбрать одно?



Что же важнее мне: «до» или «после»?

Щупленький пёсик скулит у ворот.

Трудный вопрос, буридановский ослик,

С места никак никуда не идёт…




6.      РОМАНС ОКТЯБРЯ



Обертонами, голосом глубоким

Октябрь поёт романсы мне,

И замирает в вышине

Печальный ангел одинокий.



Застигнута наплывом чувств,

Душа безудержно томится

И от самой себя таится,

Услышав первый листьев хруст.



Бескомпромиссно стылое дыханье

Вновь подступающей зимы,

Мы пережить ее должны,

Поддавшись чувствам без названья.



Созвучна осени тоска.

Дождинкам трепетным внимая,

Стремимся мы к блаженствам мая.

Мечта туманная – близка…




7.      УРАГАН



О, судьба! в чём же я виновата?

И за что эту боль понесу?

Как же выплакать?.. Боже!.. утрата…

Ураган был в весеннем лесу.



Нежных кустиков в дымке зелёной,

Робкой яблоньки розовый цвет,

Птичьих гнёзд на берёзах и клёнах –

Ничегошеньки там больше нет.



Как же можно вот так, вероломно,

Приласкать, обогреть, о, весна!

А потом накатить буреломом…

Есть причина… но мне не ясна…





8.   ПОЖАРИЩЕ



Так и пляшет огонь,

так и пляшет.

Терем славный, резной

разукрашен.

Ох-и, терем –

кверху башенкой –

взвился.

Ох, пожаром огонь

в губы впился.

Дико-люто-полымя –

вихрем.

Ох, поют не вовремя –

стихнем.

Тише, тише…

Плат шелками вышит.

Выше, выше –

огнь ветрами дышит!

Полыхает жар.

Уймись, пожар!

Терема, терема,

закрома, хоромы.

В палаты – сама.

Хорошо, как дома!

Город-терем,

град – огонь.

Верю – верим.

Ох, не тронь!

Сгоришь – сгорю.

Слышишь, что говорю?

Тише, тише…

Слышишь? – Слышу.

Объемлет плат

с головы до пят.

Из-под шёлку глаза

ярче звёзд горят.

Ярче солнца горят.

Ох, сестрица! Ох, брат…

Только гляну в окно –

красным-красно!

Жар-пожар гуляет-ходит

давным-давно,

честным-честно.

Ходит полымя-огонь,

точно красный конь.

Уж и дыху нет –

взмолила –

схолонь, схолонь…




9.   ***


до одури,

блаженно,

бесконечно

рисую всё

по памяти…

отколи, голубок?

ох, как глубок

поток!

на переправе

встреченный,

моих путей-дорог

разматывай

клубок…




10.   ***


я задыхаюсь

(о, верни дыханье!),

помилосердствуй,

голос твой верни…

и трепыханье это,

трепыханье

в груди моей уйми,

молю тебя, уйми!

одним лишь росчерком,

невидимым, пера

верни утеху дней,

верни блаженной

всё, что давно уже

вернуть бы ей пора,

твоей рукою

совершенной…




11.   ***


О, ты – целованный сто тысяч раз другими!

За что так нем сейчас, за что так нелюдим?

Как твой арест суров и под запретом имя!

Но через сто ветров – знай! – тою ты любим,

Кто никогда – с улыбкою – отраву

Тебе в хрустальный кубок не нальёт,

Врагам твоим не крикнет дерзко «браво!»

И, хлопнув дверью, в полночь не уйдёт.

Ни звуком голоса, ни даже дуновеньем

Дыхания – тебя коснуться ей не в мочь.

Лишь тенью слабою, души движеньем

Она твой сон стеречь отважится – точь-в точь,

Как легкокрылая воздушная Психея,

Впорх в комнату – тихонечко прильнёт,

Неузнанной (о, где же ты? о, где я?),

Там, у твоей груди, на миг полёт прервёт…




12.   ***


Возлюбила песню,

Возлюбила голос

Рокового вестника.

Сердце раскололось…



Возлюбила отрока,

Оказался мужем.

Стала – оторопью,

Остудила – стужа…




13.   ***


…она – земная,

а я – небесная…

со мной – летаешь,

а с ней – известное –

одно телесное…

ты знаешь утешение,

а истой радости,

восторга зрелого?

познай же радугу

и все оттенки чувств

запомни наизусть –

от счастья смелого…

ругают? –

ну и пусть!

открыто сердце –

стрелам –

не боюсь…

ведь нет меня,

реально нет,

как не было,

я – миф

(меня быть не могло!),

хвост саламандры

и драконово крыло…

в полёте выспреннем

нам было так легко…

нет, не забудется,

хоть и волна отхлынет,

и встанет времени

бетонная стена,

но непомерная –

да будет!

и отныне! –

тоска по светлости

в душе твоей стенать…




14.   ***


Надо ж не плакать хотя бы –

Слышишь, уймись же, капель!

Ты – роковой мой сентябрь,

Я – твой блаженный апрель…



Кто там по тучам начальник?

Тень от лица убери.

Здравствуй, печальный прощальник,

Сказочный Экзюпери!



Как разорвать эти узы

Тонких сплетений – сквозных?

Парус поднять, Лаперузы! –

Взглядов и слов озорных.



Все расстоянья – улыбка.

Всем перепутьям – стезя.

Нет, не бывает ошибкой,

То, что разрушить нельзя.




15.   ***


Глаза горят,

Влюблённый взгляд…

Ты помнишь ли, Марина?

Он встрече был

Безумно рад,

А я – вдвойне, Марина.



В гостиной твоей

За роялем сидела,

Ты помнишь ли, Марина?

А он шептал мне:

«Королева...».

Слова, слова, Марина…



На ливень мы

Смотрели в окно,

В твоё окно, Марина.

О, Господи,

Как это было давно!

Ты помнишь ли, Марина?




16.   ***


Неделя пустоты.

Семь дней одноначального молчанья.

Неделя глухоты и немоты

И нескончаемо-томительной печали.



И надо ж с неизбежностью смиряться,

Но мается душа в потоке дней:

И дотянуться – чтобы вновь расстаться

И быть мечтой, одной мечтой твоей…




17.   ПРОСТИ



Звонок в ночи меня потряс.

Знакомый голос – без прикрас,

Всё без утайки мне открыл,

И… в миг душа лишилась крыл.



Но было главное – «Прости…»,

И мне на волю отпустить

Мечту заветную пришлось,

«Прости…» - в эфир отозвалось.




18.   КРЕЩЁННЫЕ ДОЖДЁМ



А мы, крещённые сентябрьским дождём,

В сырую полночь окна растворили,

Сны наши тихо над Басманной плыли,

О том, чего так сладко ждём.



Но пыл объятий остудит прохлада,

И, словно тени, мы в седой рассвет уйдём,

Мы венчаны кленовым листопадом,

Крещённые сентябрьским дождём…




19.   ***


Две тысячи тринадцатый октябрь…

Ты в круге времени всего лишь завиток.

Такой упругий и такой упрямый

(Что хоть кусай себя за локоток!),



Стремишься ты в свою обитель…

Искрит небесная перкаль,

И звёзды сеет небожитель –

То первый снег уже мелькал…



Моя судьба – в твоих рассветах,

В твоих закатах – горестная мгла.

И тает свечкой сердце без ответа,

В горстях – остывшая зола.



О, знаю, – это в назиданье:

Всему у Боженьки урок.

Но как стерпеть души стенанье –

Сдержать молчания зарок?




20.   СНЕГ И МЕТЕЛЬ



Пела снегу подруга-метель,

Отгоняя хворобу-простуду:

- Я тебя никогда не забуду!

Я тебя никому не отдам!



Снег стелил ей перину-постель,

Осыпал жемчугами подругу:

- Я тебя никогда не забуду!

Я тебя никому не отдам!



И кружились – со снегом метель,

В звёздной россыпи слышалось всюду:

- Я тебя никогда не забуду!

Я тебя никому не отдам!




21.    Я НЕ НАРУШУ ТВОЙ ПОКОЙ



Я буду для тебя рекой,

Несущей воды тихо, безмятежно,

Касаться ног твоих волной

Едва заметно, очень нежно…

Я не нарушу твой покой…



Я буду лёгким дуновеньем,

Приятным бризом в летний зной,

Касаться вздохом – на мгновенье,

Незримо быть всегда с тобой…

Я не нарушу твой покой…



Я буду для тебя свечой,

Горящей в полночи, во мраке,

Касаться светлостью живой,

Твои рассеивая страхи…

Я не нарушу твой покой…



Я буду для тебя душой,

Единым сердца упоеньем,

Тобой угаданной судьбой –

Мечтой твоей и вдохновеньем…

Я не нарушу твой покой…










Комментариев нет: